Вопросы и ответы по экономике России

- Герман Оскарович, что ожидает нашу экономику на макроуровне в среднесрочной перспективе до 2007 г.?

- Экономика в среднесрочной перспективе — это достаточно сложная, не поддающаяся регулированию система. Основные параметры экономической политики мы уже задали, и поэтому каких-то серьезных колебаний здесь, наверное, ожидать сложно. Установлены достаточно развернутые параметры не только прогноза в целом, но и финансового плана до 2005 г. Главное же, впервые в России сложена такая понятная система целеполагания, как стратегия развития до 2010 г., на основе которой разработана среднесрочная программа, в соответствии с которой правительство принимает план действий на соответствующий год. Любой крупный инвестор, представитель любого финансового института может на основе этих документов совершенно отчетливо представить логику действий правительства в соответствующий период.

В среднесрочной перспективе мы предполагаем, что с небольшими колебаниями ВВП будет возрастать примерно на 4% в год. В 2003 г. будет небольшое падение темпов роста, после чего, если инвестиционная активность будет соответствовать нашим предположениям, темпы роста ВВП могут выровняться и к 2010 г. могут достичь 6%. Выше мы сегодня не можем планировать, каких-то объективных и серьезных предпосылок для этого нет.

Что может повлиять на серьезные темпы роста? В первую очередь, конечно, внешнеэкономическая конъюнктура и темп реформ. Проводить реформы при сегодняшней финансовой ситуации чрезвычайно тяжело. Объяснять, что нужно идти на серьезное сокращение налоговой нагрузки при благоприятной в целом экономической конъюнктуре очень трудно. А ведь нужно двояко оценивать тот подарок, который нам преподнесла судьба с достаточно высоким уровнем мировых цен на нефть. С одной стороны, это, конечно, стимулирует сохранение высокой инвестиционной активности, которая пока у нас, к сожалению, очень сильно завязана на сырьевой сектор. С другой стороны, это дестимулирует активность власти и давление общества на власть по поводу темпов проведения реформ. Вместе с тем в принципе какого-то глобального пересмотра наших планов, даже в силу той или иной политической ситуации, в том числе предвыборной, мы не намечали, и я думаю, что не будет. Есть отставания чисто технологические в силу того, что мы физически не успеваем качественно проработать такое количество нормативных актов — все они являются первоочередными, и без каждого из них зачастую ставится под вопрос существование целых секторов. Можно уверенно говорить о том, что в среднесрочной перспективе в экономике с учетом накопленных нами рекордных золотовалютных резервов, возможностей привлечения ресурсов с внешних рынков, даже при каких-то непродолжительных отклонениях от предполагаемой нами, в том числе в бюджете 2003 г., цене на нефть в 21,5 доллара за баррель сохранится стабильная ситуация — без серьезных колебаний валютного курса, без глубоких провалов в бюджетной сфере. И, тем более, не предполагается каких-то серьезных кризисов. Предпосылок для этого никаких нет. При сохранении сегодняшнего курса и темпа реформ мы можем гарантировать инвесторам среднесрочную макроэкономическую стабильность.

- В чем причина, по вашему мнению, уменьшения притока иностранных инвестиций в российскую экономику?

- Я бы не сказал, что приток уменьшился. Его просто нет. Вообще нужен определенный период, чтобы был создан должный инвестиционный климат. Мы столько раз умудрились так обойтись с инвесторами, что очень странно, что они вообще еще смотрят в нашу сторону.

Здесь уместен такой пример. Одна из наших сотрудниц потеряла в одном из банков в 1998 г. очень небольшую сумму денег: аванс заработной платы, который был перечислен. Когда потом зашла речь об этом банке, она сказала, что сделает все, чтобы этот банк не получил каких-то преференций. Это реакция нормального человека, нормального инвестора, который потерял даже небольшую сумму денег. Соответственно, как нас могут воспринимать нормальные инвесторы, которые в течение суток потеряли здесь миллиарды долларов? Совершенно нормальная реакция. Поэтому подождем.

- В сфере информационной безопасности существует несколько систем лицензирования и сертификации. Как вы к этому относитесь и нужна ли унификация?

- Наверное, по специфическим продуктам, связанным с обеспечением национальной безопасности, функции этих организаций будут разведены. Что же касается обычного информационного продукта, то здесь должна быть полная унификация. Должен быть принят новый закон о техническом регулировании, в котором предполагается целая революция в этой сфере. Просто вообще отменяется вся система стандартизации и сертификации, которая действует сейчас в стране, и вводится нормальная принятая на Западе система подтверждения качества на уровне законов. Сегодня каждое ведомство может издать любой нормативный акт и с прошлого понедельника ввести новые требования к продукции. Это вызывает колоссальную неуверенность инвесторов и, соответственно, связанные с этим экономические издержки. Этот нормативный акт прошел первое чтение в Государственной Думе и, я думаю, будет принят во втором и в третьем чтении. Поэтому в принципе этой проблеме в таком массовом плане осталось существовать недолго.

- Ваше видение направлений реструктуризации "Газпрома" и ваше мнение по поводу либерализации рынка его акций? Это, конечно, предмет большой лекции, но все-таки, если можно, ваше мнение?

- Либерализовывать рынок акций необходимо. Сейчас обсуждается несколько моделей.

Что касается направлений реструктуризации, они очевидны. Ровно такие же, как и во всех остальных монополиях, кроме одной составляющей: здесь есть экспорт и есть проблема перекошенных цен на внутреннем рынке. Поэтому от ликвидации перекрестного субсидирования, собственно говоря, и будут зависеть в основном темпы окончательной реструктуризации "Газпрома" и либерализации рынка. Мы должны, в конце концов, определить и задать вектор всем инвесторам по динамике и последовательности использования государственных инструментов в энергетической сфере. Это касается и экспортных, и импортных пошлин, и доступа к инфраструктуре, и либерализации инвестиций. Экспортную составляющую "Газпрома", на мой взгляд, до определенного времени либерализовывать не нужно. Все остальное — вычисление транспортной составляющей, равенство доступа и либерализация внутреннего тарифа до уровня выгодности инвестиций в новые газовые месторождения — вот это и нужно делать.

- Как, по вашему мнению, Россия должна избавляться от нефтяной зависимости?

- Сейчас, как мне кажется, мы находимся уже на той стадии, когда можно определить конкретные мероприятия, которые приведут к достаточной диверсификации экономики. Первое — это, естественно, выравнивание средней нормы рентабельности по отраслям.

В нефтяной отрасли ставка отдачи на капитал значительно превышает ставки во всех других отраслях. Если при сегодняшней цене на нефть можно говорить примерно о 30% рентабельности, то в среднем по экономике — 9%.

Второе — целый набор инструментов, которые позволят повысить рентабельность в целом ряде отраслей, которые связаны с необходимостью реструктуризации и диверсификации производства.- Будет ли проводиться снижение налоговой нагрузки на предприятия?

- Есть прямая пропорциональная зависимость между темпами экономического роста и снижением налоговой нагрузки. Надо сказать, что в мире нет таких прецедентов, где бы за два года так резко, как в России, была снижена номинальная налоговая нагрузка. Но реальная налоговая нагрузка за это же время выросла. Ведь предприятия стали платить налоги, что не всегда делали раньше, и в результате собираемость бюджетов всех уровней стала расти опережающими темпами. Единственный налог, который после серьезной либерализации оказался в 2002 г. недособираемым, — это налог на прибыль (примерно 88% от уровня 2001 г.). Но я не считаю это чем-то неординарным, это нормальная реакция. По налогу на прибыль прошел тяжелый эксперимент. Во-первых, его ставка снижена с 35%, даже с 43, до 24%. Во-вторых, совершается переход на открытый перечень затрат. У нас в стране никогда не было таких традиций. И все видели первую тревожную реакцию бизнеса: "Ах, отменили инвестиционную льготу, все, мы пропали", — пока не разобрались, что дали взамен. Был также введен абсолютно новый инструмент, связанный с амортизацией. Конечно, соответствующий раздел Налогового кодекса требует очень серьезной доработки, прежде всего с точки зрения адекватности его правоприменения налоговыми органами. В принципе, как бы болезненно для бюджета это ни было, нужно делать следующие шаги по снижению налогов. Но для этого предстоит сокращать государственные расходы, реструктурировать бюджетную систему.

- Когда малому и среднему бизнесу будет жить хорошо?

- Жить будет всем хорошо, когда все заработают. Зависимость от государства и ожидание чего-то, что "вот сейчас" наступит, настолько сильны в обществе, и не только среди социально незащищенных слоев, но и среди бизнесменов, что это просто поражает "Когда вы сделаете так, чтобы нам жилось хорошо?" В принципе, чего же для хорошей жизни бизнесу не хватает? Говорят, высокая налоговая нагрузка. Но малый бизнес не платит налогов. А если платит, то платит негусто. Сейчас в этом направлении сделан радикальнейший шаг — один налог, упрощенная система налогообложения и достаточно большое количество предприятий, которые попадут под действие этой налоговой системы. Это не снижение налоговой нагрузки для большинства предприятий, а просто их легализация. Теперь предприятиям предоставлена возможность работать в легальном поле, при действии закона о защите прав предпринимателей. Начавшаяся судебная практика по искам малых предприятий к действиям чиновников служит верным признаком того, что предприниматели начинают вставать на ноги. Крупных не надо ставить на ноги, они самодостаточны. А вот малому бизнесу этот закон дает очень широкие возможности.

Расширяется и доступ к кредитным ресурсам. Это связано с макроэкономической стабильностью, снижением инфляционной нагрузки.

Упрощение процедур и дебюрократизация — это то, что мы делаем, и то, что будем продолжать делать. В ближайшие год-полтора должно быть завершено создание элементов такой системы, которая будет наиболее благоприятна для бизнеса. Дело теперь за частной инициативой.

Комментарии запрещены.



Карта сайта