Стратегические запасы нефти и российско-американское сотрудничество

Обмен опытом по созданию и использованию стратегических запасов нефти может стать важным компонентом американо-российского сотрудничества в области энергетики.. Более конкретные задачи, затрагивающие ведение бизнеса, остаются за национальными энергетическими компаниями и финансовыми институтами.

Среди важнейших направлений сотрудничества были отмечены привлечение целевых инвестиций, обмен научно-технической информацией, обеспечение повышения энергоэффективности экономики и кооперация в области добычи и реализации нефти. В качестве отдельного пункта программы встречи стороны также специально рассмотрели проекты создания стратегического топливного резерва на территории Российской Федерации, подчеркнув, что его формирование будет способствовать стабилизации мировых и внутренних цен на энергоресурсы. С американской стороны при этом была выражена полная готовность предоставить информационные материалы и технические рекомендации по созданию необходимой транспортной инфраструктуры и последующему управлению использованием российских стратегических запасов нефти. Ранее в мае, в ходе рабочей встречи российского министра энергетики И. Юсуфова и вице-президента США Р. Чейни уже обсуждались возможности импорта российской нефти непосредственно для пополнения американского стратегического нефтяного резерва.

По сообщениям российских информационных агентств, Министерство энергетики РФ, начиная с февраля 2002 г., неоднократно рассматривало возможность создания российского государственного стратегического резерва нефти (РГСР). В начале 2002 г., когда российские нефтяники подсчитывали убытки от сокращения экспорта и падения внутренних цен на нефть, ведущие государственные предприятия "Росрезерв" и "Роснефть" выступили в правительстве с инициативой разработать концепцию отечественного стратегического нефтяного резерва, который мог бы использоваться для хранения временных излишков добытого топлива, регулирования внутреннего рынка и обеспечения стабильности экспортных поставок при неустойчивой ценовой конъюнктуре. По одному из предложенных вариантов под резерв планировалось дополнительно законсервировать несколько месторождений, хорошо подготовленных к добыче. Другой вариант предполагал, что российских недропользователей обяжут сдавать в резерв часть добываемой нефти, причем ее объемы

будут заранее оговорены в лицензионном соглашении. Позднее в мае руководство "Роснефти" обратилось с аналогичным предложением непосредственно к президенту В. Путину, который поручил изучить этот вопрос Минэнерго. В начале сентября 2002 г. на своей пресс-конференции министр энергетики РФ И. Юсуфов отметил, что вопрос о создании госрезерва нефти в 5-10 млн. т активно прорабатывается в правительстве. По предварительным оценкам экспертов министерства, РГСР мог бы использоваться в ситуациях, когда государству необходимо влиять на внутренние и экспортные цены на нефть, а также в случаях возникновения непредвиденных дефицитов нефтепродуктов. Кроме этого, создание стратегических запасов может рассматриваться, как дополнительный инструмент для стабилизации мирового энергетического рынка и защиты интересов постоянных зарубежных потребителей российского топливного сырья. Вместе с тем министр подчеркнул, что создание РГСР связано с выбором вариантов дорогостоящего строительства государственных нефтехранилищ или их аренды у нефтяных компаний, а также с решением правовых вопросов использования государством запасов резерва для влияния на ценовую политику.

Реализация такого плана может создать дополнительный спрос и обеспечить рост внешнеторговых доходов России, являющейся одним из главных экспортеров топливного сырья в Европу.

При создании российского стратегического нефтяного резерва возникает ряд естественных сложных вопросов по формированию и функционированию дополнительных запасов нефти, по которым пока нет единых мнений и "общего видения" у большинства отечественных специалистов. К этим вопросам, в частности, относятся такие, как размеры резерва, где и в каких резервуарах с учетом климатических факторов и военно-стратегических ограничений хранить нефть, как организовать ее транспортировку, каким должен быть правовой и финансовый механизм формирования РГСР. Вполне очевидно лишь то, что России, как нефтеэкспортирующей стране, пока нет смысла копировать американский опыт создания импортозамещающего резерва, а желательно исходить из собственной долгосрочной концепции его функционального назначения в рамках процесса укрепления национальной энергетической безопасности. В настоящее время положение России отчасти похоже на ситуацию, в которой США были в середине 50-х годов прошлого века: это начало осознания потребности в создании стратегических топливных запасов при наличии значительного прибыльного нефтяного экспорта и отдаленной перспективы возможного в будущем кризиса ресурсной и инфраструктурной базы внутренней нефтедобычи. В дальнейшем, по мере неизбежного постепенного перехода нашей страны с позиций поставщика энергетического сырья для более развитых государств на более выгодную роль эффективного производителя наукоемкой и высокотехнологичной экспортной продукции, ее энергетические интересы и стратегия могут существенно измениться.

Исходя из опыта европейских стран можно предположить, что РГСР объемом 5-10 млн. т может использоваться для решения оперативных задач ценовой конъюнктуры. Решение более сложных задач стратегического характера, скорее всего, потребовало бы как минимум 50-100 млн. т. Весьма важно правильно определить источники финансирования необходимых в этих целях затрат, а также увязать динамику формирования стратегических запасов с имеющимися возможностями дополнительного изъятия нефти из текущего энергетического баланса. Как известно, в 2001 г. из примерно 350 млн. т нефти, добытой в России, 2/3 были направлены на экспорт, а на долю российских потребителей пришлось около 100 млн. т. Вполне очевидно, что сокращение любого из этих компонентов в пользу накопления РГСР может вызвать либо уменьшение поступления валютной выручки в федеральный бюджет, либо подъем внутренних цен на топливо, в равной мере стимулируя соответствующие негативные последствия.

Вместе с тем при разумной организации государственного регулирования энергетических отраслей РГСР уже сейчас мог бы выполнять ряд полезных функций. Так, например, исходя из рекомендаций Совета по изучению производительных сил РАН, государственный нефтяной резерв можно было бы рассматривать в качестве дополнительного регулятора, облегчающего приспособление российской нефтяной промышленности к постоянно меняющимся мировым ценам. Его источником может быть нефть, скупаемая государством в периоды низких мировых цен у тех экспортеров, для которых продажа на мировом рынке по сложившимся ценам становится убыточной. Внутренние закупочные цены при этом могли бы являться предметом переговоров, с возможными обязательствами государства об отчислении производителю части прибыли при реализации этой нефти в более поздние периоды более выгодной конъюнктуры нефтяного рынка. Помимо достижения чисто коммерческих целей повышения средней нормы прибыли и снижения ценовых потерь добывающих компаний, создание государственного резерва может предотвратить закрытие в неблагоприятные периоды низких цен множества малопродуктивных скважин, приводящее к необратимым потерям в недрах значительного количества нефти.

Комментарии запрещены.



Карта сайта